Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Звезда «Кухни» Елена Подкаминская: Александр Ширвиндт ограждал меня от встреч с другими режиссерами

«Комсомольская Правда», Стас Бабицкий

05 июня 2013


Как жаль, что ресторан «Клод Моне» существует только в сериале! А значит, никогда - никогда!!! - нам не увидеть наяву арт-директора Викторию Сергеевну, воплощающую собой элегантную сексуальность
Зато актрису Елену Подкаминскую увидеть можно! Чтобы внимательнее ее рассмотреть, мы заманили девушку в студию Радио «Комсомольская правда».

— Вы служите в Театре сатиры. Но при этом играете в спектаклях «Квартета И». Снимаетесь в сериале «Кухня». Я бы на месте Ширвиндта (худрук Театра сатиры) страшно ревновал!

— Александр Анатольевич он такой, да... Раньше это было острее. Но тогда я была и менее востребована где-то. На последнем курсе я чувствовала, что Ширвиндт определился и решил именно меня в театр позвать. Он как-то меня ограждал, мягко скажем, от встреч с другими режиссерами. Мне было очень «гордо» и приятно. Это творческая ревность. Сейчас он меня очень поддерживает. Если проект действительно хороший.

— Недавно вы обнажились для фотосессии... Хочу спросить вас о дресс-коде актрисы в повседневной жизни. Нынешнее лето обещает быть рекордно жарким...

— Сложнее людям, которые работают в офисах. У них есть дресс-код. В нашей актерской свободолюбивой нагловатой среде дресс-кода как такового нет. Он есть, когда есть какое-то мероприятие - премьера, красная дорожка. А в свободной жизни между репетициями, съемками, спектаклями ты одеваешься так, как тебе легко, свободно. Раньше я больше наряжалась. А сейчас подвижная жизнь, когда ты рано утром падаешь на заднее сиденье машины, которая тебя везет на площадку... Нужно, чтобы это была элегантная спортивность. Мне должно быть уютно, я должна одеться и отдыхать в этой одежде. Я тоже люблю ходить на каблуках, но мне в работе, на сцене, на площадке хватает их. Крайне редко в жизни надеваю каблуки. Мне нужно, чтобы у меня была летящая походка, чтобы у меня все быстро спорилось. Мне не нужно, чтобы это было парадно.

— Голливудских за это гоняют. Ума Турман или Кэмерон Диас выйдет в супермаркет в маечке, ей говорят: конечно, посмотрите, она же нам врет! В кино вон какая красивая, а в реальной жизни…

— Сейчас жизнь изменилась у меня после «Кухни». Я раньше была смелее. Сейчас я понимаю, что, даже если сильно устала, у меня уже нет лица, но встречи с людьми, которые тебя узнают, общаются, - все это во мне поселило большую ответственность. Я уже не позволяю себе на улицу совсем по-домашнему выходить.

— Костюмные спектакли, костюмные фильмы — в какой эпохе хотелось бы реализоваться?

— Это моя вообще самая любимая тема. Мне иногда кажется, что я жила когда-то там. Если я надеваю шикарные исторические платья, уже и не важно, какой это век, это Франция или Россия... Я просто знаю, что все историческое меня крайне пленяет. И очень хочется сыграть в таких фильмах. Это, безусловно, мечта.

— Сериал «Кухня» должен был многим кулинарным секретам научить. Что лучше всего есть на завтрак?

— Я сторонник раздельного питания. На завтрак люблю творог домашний. Его надо на рынке покупать и есть с фруктами кислыми, не добавляя сахар или мед. Конечно, у меня есть слабость. Няня моей дочери гениально готовит блинчики и сырники. Невероятно неполезно для фигуры. Но, бывает, мы наслаждаемся горячим чаем и этой вкуснотенью.

— У красивой женщины могут быть лучшие подруги?

— Я волнуюсь, когда вы про красивую женщину... Если вы обо мне так говорите, я себя таковой не считаю, честно. Но что касается подруг — конечно, бывают.

— Ну и главный вопрос: Лена, вы щекотки боитесь?

— Да.

  


Наши новости в соцсетях