Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Последняя любовь звезды

«Театральная афиша», октябрь 2015 г., Юлия Арсеньева


6 октября 2015


Режиссер Андрей Житинкин умеет создавать мифы. Написанная им по мотивам голливудского сценария середины прошлого века и либретто известного мюзикла пьеса «Роковое влечение» поставлена к юбилею народной артистки СССР Веры Васильевой. Звезда советского экрана сыграла звезду немого кино. Богатая и своенравная Ирма Гарленд – актриса-­легенда, давно не появляющаяся на экранах. Но опьянение славой не прошло. Это состояние годами поддерживается преданным камердинером Фрэнком. Респектабельный Фрэнк, наделенный Олегом Вавиловым магическим обаянием, не очень похож на слугу, но его жизнь подчинена Мадам. Ее желания – закон, который он, когда­то великий режиссер (а об этом герой расскажет в финале), никогда не нарушал. Кому из них – Ирме или Фрэнку – принадлежит идея написать сценарий, где она сыграет юную Саломею, неизвестно. Но Ирма упорно стремится вернуться в кино.

Джон Уильямс, как и тысячи других, хочет как­-то закрепиться на фабрике грез. Его друзья уже чего-­то достигли, а он… Герой Игоря Лагутина в меру циничен, ироничен и безмерно беден, поэтому и согласился поработать над сценарием. Он быстро стал любимой игрушкой Мадам, ее последней страстью. И сам поддался ее обаянию. Да и как можно было не поддаться этой женщине, олицетворяющей целую эпоху! Вера Васильева и Игорь Лагутин играют романтическую историю деликатно, с нотками легкой грусти: робкие прикосновения, взгляды, естественное, чуточку интимное «ты». Век нынешний и век минувший столкнулись в спектакле в ритмах Марлен Дитрих и знойного танго, мобильников и компьютеров, навороченного «Харлея» и антикварного «Роллс­-Ройса».

Роскошные туалеты звезды (художник по костюмам В. Севрюкова), роскошный дом с крутой лестницей, по которой каждый раз в новом наряде спускается Ирма, – все это волнует и затягивает. Они оба изменились: Ирма Васильевой помолодела, Джон – Лагутин погрустнел, заскучал. Его попытка разрушить миф обернулась катастрофой. Впрочем, Житинкин не ставит мелодраму. Его нуар (а так определил жанр спектакля сам режиссер) цвета крови. В последней сцене героиня Васильевой уже не может отличить реальность от вымысла. Она наконец стала Саломеей. Она ни за что не отпустит последнюю любовь.


Наши новости в соцсетях